электронная книга

читать онлайн

Основы Соционики
Эниостиль

смена квадр

3.7. Закон смены квадр



Для эффективного руководства коллективом организации следует учитывать ее цели, задачи, этапы развития, на котором находится данная организация, и в соответствии с этим подбирать людей из той или иной квадры. Также важно знать закон сменяемости квадр в том или ином деле – его еще называют закон смены квадр руководства.


1-я квадра – придумывает идеи, «как жить дальше». Для первой квадры характерны изобретательность, гармоничность, насыщенность эмоциональных и этических переживаний.

2-я квадра – берет идеи, отсекает все лишнее и жестко их внедряет. Ей присущи готовность к действиям в жестком мире, сила воли и чувство текущего времени.

3-я квадра – «Все, что получилось, – полная ерунда» – и начинает все перестраивать. Это буря, натиск, борьба, активность, слава.

4-я квадра – рост духовности, благосостояния и накопления. Это квадра оптимистичных практиков, гармонии и дружелюбия.

И снова одна за другой они меняют друг друга.


В руководстве смена квадр бывает двух видов:

1-й вид: 1–2–3–4 (т.е. 1-ю квадру сменяет 2-я, 2-ю 3-я, 3-ю 4-я, 4-ю 1-я и т.д.);

2-й вид: 4–3–2–1 и т.д.

То есть квадры руководства сменяют друг друга в порядке очередности либо в одну (левую), либо в другую (правую) сторону.


В России смена квадр руководства 1-го вида выглядит следующим образом:

Николай II (Робеспьер, 1-я квадра),
Ленин (Жуков, 2-я квадра),
Сталин (Горький, 2-я квадра),
Хрущев (Дюма-Наполеон, 1-я и 3-я квадра),
Брежнев (Есенин, 2-я квадра),
Андропов (Бальзак, 3-я квадра),
Гобачев (Наполеон, 3-я квадра),
Ельцин (Драйзер, 3-я квадра),
Путин (Штирлиц, 4-я квадра).


Сейчас (2006 год) в России у руководства стоит 4-я квадра – квадра благосостояния, накопления, богемы, духовности и искусства.


В Америке смена квадр руководства идет в обратную сторону (2 й вид).


Периодичности смены квадр по годам нет, она за висит от других параметров. Каждая квадра выполняет определенную задачу, и поэтому квадры в руководстве страны или предприятия меняются тогда, когда страна или предприятие выходят на новый уровень решения задач, соответствующий определенной квадре.



Задание





Совпадают ли выведенные вами формулы социотипов (ваша, ваших родственников и знакомых) с описанием социотипов?


1. Выясните, в чем ошибка, если описание социотипа не совпадает с определенной вами формулой, и выведите ее еще раз.

2. Опишите работу формул социотипов людей, которых вы определили (ваш, родственников, знакомых):

• по каждой функции (назначению, силе, вертности);
• в значимых и незначимых ситуациях;
• блок Эго (знаю) – в чем силен и может обеспечить потребности социума;
• блок Супер Эго (надо) – в чем самоутверждается и слаб;
• блок ИД (могу) – в чем силен, но игнорирует;
• блок Супер ИД (хочу) – какой запрос к обществу.

3. Убедитесь в правильности работы формулы социотипа вашей, родственников и знакомых.






P.S. Немного юмора

"О гордиевом узле, или кем был Македонский"

Известно, что когда Александру Македонскому предложили в качестве испытания развязать узел, который развязать было невозможно — он не стал долго мучиться и разрубил его одним мощным ударом. Мы, как соционики, задались вопросом, насколько такой подход к решению проблемы отражает типические особенности автора удара. Если, конечно, он бил сознательно и с пониманием, а не просто делал в это время утреннюю зарядку.

И вот что у нас получилось:

Дон Кихот сначала сказал бы: «Как интересно!», после чего вывел бы из кривизны и запутанности узла новую теорию искривления пространства, опередившую его время на века. Современники ничего бы не поняли и решили, что он возводит хулу на олимпийских богов. О дальнейшей судьбе изобретателя мы умолчим, но памятник бы ему поставили. Впоследствии.

Дюма, повозившись и поковырявшись, тяжело вздохнул, поглядел бы на солнышко и песочные часы, и внес предложение: «Ребята, уже поздно (вариант — еще рано), давайте поужинаем (вариант — позавтракаем), а потом на свежую голову дружненько посмотрим, что с этим делать».

Гюго рассказал бы к случаю несколько историй о своих знакомых, которым где-то когда-то случалось развязывать узлы, а также завязывать пуповины, шнурки и отношения, с неизменно удачным результатом. Показав себя крупным специалистом, Гюго назначил бы заместителя, а сам немедленно бы отправился на ближайший базар — посмотреть, чего дают.

Робеспьер потребовал бы стило и восковую доску и занялся бы анализом теоретических предпосылок и вычерчиванием разнообразных графиков. Дальнейшие действия Робеспьера зависели бы от того, предполагала ли бы итоговая теория возможность развязывания узла. Либо он упорно патронил бы узел, сверяясь с графиком, либо отказался бы наотрез.

Гамлет, воинственно потрясая узлом, призвал бы собравшихся посмотреть на проблему шире, с исторической и философской точки зрения, а также оценить все последствия этого, в общем-то, несложного действия (и подробно бы их перечислил). Оценив все последствия, собравшиеся бы решили: «Ну нафиг…» и тихо разошлись. А Гамлет, избавившись от докуки, долго бы обижался, что его не так поняли.

Горький, безуспешно побившись некоторое время, побежал бы к начальству за указаниями. Не найдя начальства или не получив указаний, Горький написал бы рапорт, что данный узел развязыванию не подлежит в связи с отсутствием ясности по данному вопросу. N.B.: Учитывая времена и нравы, в роли начальства мог выступать Зевс или оракул.

Жуков бы действовал решительно и без промедления. Короче, разрубил бы — у Жукова и поважнее проблемы есть, чем возиться с веревками. А что положено именно развязывать, так у Жукова на каждое чужое правило свое встречное найдется, если сила есть в руках.

Есенин вначале убежал бы в ужасе. Будучи пойман, Есенин воспел бы узел в поэме, начинавшейся строкой: «Таинственных судеб переплетенье…». Поэты в то время ценились больше, чем изобретатели, поэтому Есенину бы это сошло с рук. А может, даже кашей бы накормили.

Джек Лондон немедленно развязал бы узел и завязал бы два новых похлеще первого. После чего организовал бы командные соревнования по их развязыванию, перетягиванию и перепрыгиванию, и параллельно этому торговлю узелками на счастье. А у нас были бы Гордиевы игры вместо Олимпийских.

Драйзер бился бы над узлом до конца дней своих, ничего не добился и завещал решение проблемы потомкам. Со временем возникла бы традиция ритуального развязывания узла при занятии важной должности, изначальный смысл которой был бы утрачен безвозвратно. От чего-то в этом роде возникло выражение «навязанные традиции».

Наполеон бы искренне возмутился: «Какой идиот эту ерунду придумал?! Покажите мне его немедленно, я хочу знать, как ему это в голову пришло! Он что, издевается?!» И дальше разбирался бы не с узлом, а с несчастным автором. Если бы автор не отыскался, Наполеон мог рубануть и по узлу, но при этом, наговорив столько гадостей даже союзникам, что пришлось бы извиняться.

Бальзак, тщательно ощупав узел и опробовав разнообразные способы, пришел бы к неутешительному выводу, что умом этот узел не понять. Решив, что нити в нем мистически переходят одна в другую, Бальзак уселся бы медитировать. Не исключено, что медитация на узлах тоже бы стала неотъемлемой частью какого-либо эзотерического учения.

Штирлиц бы осведомился, к какому сроку должен быть развязан узел. И развязал бы его точно к этому сроку. История бы этот факт не сохранила за его полнейшей неинтересностью.

Достоевский, исполненный чувства долга, с рвением принялся бы за работу. Но из-за страха не справиться с ней и слишком тяжкого груза ответственности, упал бы в обморок. Придя в себя, сгорел бы со стыда, скрылся с глаз людских и положил бы себе за правило начинать каждый день с развязывания узла, чтобы ввести это дело в привычку.

Гексли бы восхитился: «Ничего себе кто-то накрутил, старательный какой!», после чего запрыгал бы вокруг узла, дергая его за все веревочки подряд. Раз на третий он случайно попал бы на нужную веревочку, и узел бы распался сам под изумленными взглядами присутствующих. Гексли бы задрал нос — «Вот я какой!» — и гордо удалился, наплевав на государственные обязанности.

Габен утащил бы узел с собой и тихо засел с ним дома. Изучал бы он узел не спеша и основательно, а через пару лет аккуратненько бы его развязал. Беда в том, что к тому времени все давно бы и думать забыли и о Габене, и об узле, поэтому предъявить результат было бы все равно некому. Чему Габен, в общем-то, был бы рад — зато не надо отдавать хорошую веревку, на которую он козу привязывает.

Так что Македонский, товарищи дорогие, был все-таки Жуков. А мы с вами имеем новую методику определения психотипа, не уступающую своей валидностью Кейрси и Майерс-Бриггс. Дело за малым — научиться всем вязать узлы, чтобы всегда иметь с собой пару-тройку в запасе. Можно для начала ограничиться обычным булинем или академическим узлом. Если при этом над типируемым повесить Дамоклов меч, так ему и булинь Гордиевым узлом покажется.

Статья с ресурса: http://www.humo.ru/gordiev.php



смена квадр